Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Бабушка и дед



Флегонтова Зоя Александровна.


Закончила в 1938 году курсы трактористов, там познакомилась с мужем и переехала жить в


Чапаево. Когда началась война мне было 22года, мужиков начали забирать в армию. Муж должен был осенью 1941 года прийти из армии, но началась война. Работала в МТС в поселке Чапаево. Кантора находилась в здании больницы, там была бухгалтерия, директор и все начальство. Директор пригласил к себе и сказал, что надо выходить на работу ремонтировать трактора. Заревела, куда мол ребенка девать буду, ему только два года было. Председатель сказал, что приводи ко мне, к жене, у нас трое и еще одного нянчить будем. У его жены никакой специальности не было. Все девчонки ревели, никто ничего делать не может. Надо комбайн вытаскивать, а сил то нет, вот кое как все вместе веревками таскали. Председатель сказал, что буду я девчонок учить заводить и ремонтировать комбайны. И стала я бригадирить, трудно было, а что делать. Осенью и весной на тракторах работали, а летом на комбайне. В МТС было пять комбайнов. Они были не самоходные, их таскали трактора, неприспособленные, только для южных районов, здесь они плохо двигались, часто ломались. Ремонтировали в ручную, тяжеленные детали таскали на себе. Потом очень сильно болели руки. Вечером приду с работы, опущу руки в холодную воду, вроде полегче. За работу давали зерно на пропитание, и то же время был обязательный займ. Сколько с кажут денег, столько и несли. А для этого всей бригадой ездили продавать заработанное зерно. Часть денег оставляли себе, а остальное государству. А нам за это давали облигации гос. займа, а чего они стоили — ничего. Вот принесем бригадой мешок денег и высыплем в конторе на стол. На работу посылали на неделю, на две в разные колхозы убирать урожай или пахать. Сына приходилось брать с собой, так и жили у какой нибудь хозяйки на квартире, где в деревне работали, она нас кормила и поила — это было обязательно.


В Плесе был военный госпиталь, кормежка там тоже плохая была. Так солдаты своим ходом в военкомат в Кострому добирались, шли через деревни, чтобы хоть как-нибудь выжить. Сидим мы


как-то с сыном у окошка, ему тогда 4 года было, вдруг стук в окно, выхожу, а там солдатик стоит. «Нет ли чего, хозяйка, перекусить?» А чего раньше хлеба то давали—250 грамм на взрослого, да 150 грамм на ребенка. Стало жалко мне солдата, я ему свой хлеб и отдала. Когда он ушел, сын у меня заплакал: «Мама, что ты сделала, что мы то кушать будем?» Я ему говорю: «Ладно, сынок, нам завтра еще дадут, а солдатик голодный. Ты представь, что и нашему папке кто-то кусок хлеба подаст.» Вот сын и успокоился.


Помню 9 мая 1945 года. Только скотину первый раз согнали. Вдруг слышим завод гудит, гудит. Все стали спрашивать, что случилось, кто-то побежал узнать в чем дело. Назад бегут и кричат: «Победа!» Все стали радоваться, плакать, обниматься. Скотину забрали и по домам.


Муж у меня только через год пришел. Очень трудно было жить, да и мужики вернулись—кто калека,


кто раненый, а кто и вовсе не вернулся. А я потом очень долго болела, особенно руки от такой непосильной работы. Потом несколько лет вообще не работала.


«Зоя Александровна— ровесница революции, свидетельница разрушительных войн и испытавшая на себе все перипетии смены властей, помнит многое. Помнит как незадолго до Отечественной войны, комсомол призывал молодежь, в том числе и девушек, сесть на трактор. Страшно, но интересно было подчинить себе железных коней. Зоя оказал ась в числе первых. В 1937 году окончила курсы механизаторов и поступила работать в Красноволжскую МТС. Потом вышла замуж, появился первенец, а вскоре началась война. Мужа взяли на фронт, а ее на другой день вызвал директор МТС. Будешь работать на комбайне, -сказал он приказным тоном. Да и приказывать не надо было. Зоя сама понимала, что хлеб убирать пора, а мужиков нет. Да дите куда денешь? Два годика Коленьке. Выручил родственник: «Где мои, там и твой.» Все четыре тяжелых, холодных и полуголодных года отложились в памяти как один черный день. Времени тогда не считали,работали почти сутки, а в помощники дали ребятишек, которые в глаза не видели трактор. Что с них было взять — засыпали от усталости прямо на плуге.


Помнит Зоя Александровна, чтобы не свалился мальчишка и не попал под колеса, привязывали его веревкой. А Саша Тихомиров сопротивляться начнет, стыдился,- рассказывает она. - А я уговариваю, мол, никто не увидит. Теперь бывший прицепщик благодарен своей наставнице за терпение, с каким она преподавала ему первые уроки мужества и трудолюбия.


Как вам живется сейчас?-задаю свой вопрос. Неплохо. Выручает дочка,-говорит Зоя Александровна.


После ее отъезда открою холодильник, а он полный. Тут уж объяснения не требуется.



Из статьи В. Блеск иной «Старость к правде ближний путь знает».


«Красное Приволжье».


1 октября 2002 года.




Флегонтов Павел Васильевич.


Призван в кадровую службу19 октября 1939 года Красносельским РВК. Направили в Рязань в автополк. За 45 дней выучили на шофера, дали очень теплое обмундирование и хотели отправить на финскую войну, но не успели — был заключен мир. Нас направили сначала в Рыбинск, потом на


Черное море в Батуми, Сухуми в составе 381-ой дивизии ПВО. Война застала на реке Кура, затем перебросили в Армавир, затем в Харьков. Расстреливали по целому боеприпасу как заградительный огонь. В конце войны был в Польше, на охране в Германии. Победу встретил в Польше в Ченстахове. После войны дослуживал в Кременчуге.


Демобилизовался в июне 1946 года. Имею орден «Отечественной войны», медали «За оборону Кавказа» и «За боевые заслуги», все юбилейные наград

90-е годы

О волшебные 90-е! О дух свободы, равенства, братства! О волшебное время возможностей! О сказочный заповедник счастья!
К сожалению я не могу разделить этой радости. Причина проста. Я там жил. Жил или выживал это уж как кому хочется. В 91 году я поступил в институт в довольно провинциальном Ярославле. Я получал талоны, которые было не отоварить. Хорошо, что наши мамы были с руками и мы не голодали по причине мешка картошки и домашней тушенки.
В 90-е я работал на местном ТВ и был вполне себе звездой местного разлива. На улице был узнаваем каждым вторым. При этом моя зарплата была 200 000 руб.(в тот момент мы снимали квартиру за 500 000). Но конечно делали все, что хотели. Главным образом то, что сейчас квалифицируется, как нарушение авторских и смежных прав. Ну самое безобидное это то, что в моей программе все клипы были ворованы у MTV и VIVA. А все кино-новинки жители Ярославля смотрели по телеку буквально через несколько дней после их появления на мировых экранах. Благо пункт проката видео кассет располагался в соседнем доме.
Но ведь свобода была и милиция тоже была свободна! Свободна и раскована. Никогда не забуду как провел ночь в обезьяннике Кировского РОВД потому, что им показалось, что я неадекватен. Неадекватность моя была в том, что они решили, что я пошутил спросив у лейтенанта «А вы младший или старший лейтенант?». «Ах ты юморист! Ну будешь нам всю ночь анекдоты рассказывать». И я сидел там вместе с двумя проститутками и каким то бандосом, который всю ночь сокрушался из за порванного шелкового пиджака.
А вы когда нибудь лежали на полу своего рабочего места потому, что пьяный чеченский бандос решил популять из пистика? Прямо в ночном клубе популять. Причем в этот самый момент он случайно направил ствол в вашу сторону. В той стране "волшебных 90-х" меня отбивал от пятерых желающих со мною боксировать с использованием ножей, один добрый парень, ныне ставший известным артистом. И вот тут я действительно испытал надежду, что домой я все таки вернусь.
А воспитание маленького ребенка в то время, это же песня. На ежемесячное пособие мы покупали детского корма, которого ребенку хватало на неделю. Покуда заработок у меня был мягко говоря не стабильный, то и питание было в общем и такое же. Но конечно главное в той ситуации было не то, что мы с женой месяцами питались гречневой кашей с луком. Не в этом, а в том, что я мог смотреть свободное НТВ и неразогнанное на тот момент ТВ 6 (помнит кто то этот телеканал, который закрывали со страшным шумом?). Это точно было главное.
А какое тогда раздолье было предпринимателям! Хочешь плати Осипу, хочешь Лешему, а не хочешь им можешь платить ментам. Одно слово, раздолье.
Было плохо? Нет. Как говаривала моя бабушка, «главное, что войны нет». У нас в Ярославле ее и не было. Так что было почти хорошо. Было задорно как и должно быть в молодости. Уверен, что и сейчас у поколения двадцатилетних идут свои «90-е». И я надеюсь, что они хотя бы безопаснее чем те, что были у нас. А вообще любая ностальгия по временам ушедшим это ностальгия по себе молодому. Конечно, я не больше буду сказочным принцем, каким был тогда в 90-е. Не буду никогда.
Ой, забыл про Путина. А почему он так плотно сел во власти? Так из за все тех же 90-х, однажды пообещав, что мы туда не вернемся.

Атака на Соловки

Вот из за этой двери, вернее из-за ключа к ее замку и началась Крымская война 1853-1856 гг.
В ней Россия воевала, как сказал один из русских дипломатов, "со всем миром". Воевала, как мы знаем, не самым лучшим образом, потерпев поражение.
А все началось с того, что в 40-х годах по всей Европе поднялась волна антироссийских настроений. Тогдашние СМИ рассказывали читателям, что Николай I, задумал взять Константинополь и вообще решил поработить балканские народы. Наш император отнекивался как мог, но кто же ему, кровопийце, поверит! В Европе запахло войной. И тут как на грех во Франции путем военного переворота к власти приходит Наполеон III. Его серьезно поддерживает католическая церковь и дабы отплатить Ватикану за эту поддержку Наполеон решает сделать Папе красивый подарок. Ключи от Базилики Рождества Христова в Вифлиеме. Для всех христиан это священное место, место где по преданию родился Спаситель. Ключи от Храма в тот момент формально находились под контролем русской церкви. И вот Наполеону удается сделать так, что начале декабря 1852 года ключи от церкви Рождества Христова были переданы Франции. Реакция России последовала незамедлительно. Наши войска начинают концентрироваться на границе Молдавии и Валахии. Примерно через полгода все началось. Османская империя, Великобритания, Франция, Сардиния, Австрия и Пруссия, друг за другом объявляют войну России. В этой войне было много героических страниц. Это и Синопское сражение, и оборона Севастополя и сражения в Крыму. Но было еще одно сражение которое случилось очень далеко от крымского театра военных действий.
Ранним утром 6 июля 1854 года к Соловецкому монастырю направились два английских паровых 60-пушечных фрегата «Бриск» и «Миранда». Сначала команды судов пытались вступить с монахами в переговоры с помощью сигнальных флажков. Дабы привлечь внимание обитателей монастыря к себе "Миранда" дала залп в его сторону. Тут же от стен монастыря был дан ответный залп "Миранда" получила пробоину и была вынуждена встать на ремонт. Но уже утром следующего дня оба корабля развернули все свои орудия в сторону святой обители. Обстрел продолжался 9 часов. По свидетельству английских канониров тем количеством снарядов, ядер, которые были выпущены судами можно было уничтожить целый город. И англичане вели огонь до тех пор пока пороховой дым полностью не скрыл их цель. Но когда облако дыма рассеялось английские моряки сильно удивились. Хотя это не совсем точное определение их состояния. Соловецкий монастырь не получил сколь нибудь серьезных повреждений. Даже чайки, которые гнездились во внутреннем дворе монастыря были живы. К слову сказать как только стихла канонада, эти самые чайки огромными стаями поднялись в воздух и обрушили на непрошенных гостей килограммы помета. Попросту говоря соловецкие чайки обгадили и корабли, и моряков, и блестящих английских офицеров обоих судов. Англичане ушли ни с чем.
Через год английские суда вновь подошли к монастырю. И тогда настоятель обители архимандрит Александр вступил в переговоры с английским офицером. И в ходе разговора убедил того, что и в этот раз ничего у них не получится. Англичанин вернулся на корабль и в отместку за неудачу команда одного из судов разграбила церковь Андрея Первозванного на Большом Заяцком острове. Но и там нашелся "герой" давший англичанам отпор.Когда английские матросы стали отстреливать монастырских баранов, то козел, который жил в их стаде повел себя крайне агрессивно. Сначала он начал бодать агрессоров, и по записям в судовом журнале бодал довольно сильно, переломав двум морякам кости, а потом спрятался так что его не смогли найти.
Вот так бесславно закончилось нападение англичан на Соловецкий монастырь.

Кла-а-а-ад!

В двадцатых числах декабря 1825 года в Зимнем дворце молодой Император Николай I принял странного на вид человека. Мещанина Алексея Николаевича Садикова. Даже его внешний вид говорил о крайней бедности. Но каким то образом он сумел попасть в очередь из блестящих дворян и иностранных послов, которые несли свои поздравления Императору со вступлением его на престол. Алексей Николаевич в Зимнем дворце появился явно не с поздравлениями, да и глупо было бы представить, что человек такого положения и звания может поздравлять Императора. Садиков хотел обогатить государственную казну несметным сокровищем. Двадцать бочонков золота, столько же серебра, да еще целый четверик жемчугу и драгоценных камней, – вот что обещал открыть Садиков, если правительству угодно будет воспользоваться его донесением. В пересчете на деньги это все составляло до 3 млн.руб. Проситель донес до Императора следующую информацию. Весной 1227 года князь Георгий Всеволодович перед тем как отправится на Ситскую битву, и там героически погибнуть, посетил Ростов и спрятал там клад. История даже по тем дремучим временам была странная, но Император повелел создать комиссию по розыску клада которую поручено было возглавить генерал-губернатору Петербурга. Ярославскому генерал-губернатору было строго отписано, что это дело «государственной важности». Господин Садиков уверял, что клад можно найти только с помощью заветной разрыв-травы. И комиссия начинает ее искать. Потом в деле появляется мещанин Коновалов, который говорит, что знает где клад но нужна не разрыв-трава, а порпыгун-трава. И все это, заметьте происходит в присутствии полиции и прочих официальных лиц по приказу Императора. Проходит целый год. Поиски клада с помощью разного вида трав, что не удивительно, не увенчались успехом. Полицейское начальство арестовывает с десяток человек, которые были причастны к делу. Всех за исключением Садикова после следствия выпускают. Садикову же грозят плети и ссылка в Сибирь. Но, к счастью для него, последовал царский манифест от 22 августа 1826 года, который освободил его от наказания. В январе 1827 года Николай I выслушал доклад петербургского генерал-губернатора Кутузова о решении этого дела и повелел: «В приведении онаго определения в действие поступить, как по законам следует».

Невероятная история о невероятной любви

Оригинал взят у toh_kee_tay в про Юру и Цилю
Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Collapse )
Фотографии:

Ежи Белецкий, 1944 год


Циля Цибульская, 1945 год


Ежи и Циля, 1983-й

140 бесед с Молотовым

Прочитал книгу Ф. Чуева «140 бесед с Молотовым». Интереснейший источник знаний о том как это было. Революция, коллективизация, репрессии, ВОВ. Об этом всем рассказывает второй человек в СССР. Ниже написанное довольно дилетантский взгляд на историю страны, но мне кажется что я во многом прав :)
Collapse )

Сочинение ко Дню Победы

А был я винтик на войне,
Когда страна моя сражалась,
Простой солдатик, и на мне
Война конкретно не держалась
М.Танич

Мне повезло. У меня с войны вернулись оба деда. И оба они приложили свою руку к моему воспитанию. Так уж получилось, что женщины нашей большой семьи рожают почему то исключительно девочек. И довольно долгое время я был единственным внуком и по этому внимания мне деды уделяли не мало. Но в силу того, что географически они находились довольно далеко друг от друга, один дед воспитывал меня больше другой меньше. Дед Паша жил всего в 40 километрах от Костромы, где я вырос, и по этому обычно все каникулы я проводил под его и бабушкиным присмотром. Дед Митя жил в Тульской области и поездки туда были для меня большим путешествием с кучей впечатлений. Оба деда воевали с первого дня войны. Фронтовая судьба у них сложилась диаметрально противоположно. Но в одном они сходились от и до. Ни тот ни другой не рассказывали о войне практически ничего. Однажды дед Митя, служивший на границе, про первые дни войны сказал «Страшно было». Да как то мне, уже достаточно взрослому, рассказал как выходил из окружения.
Дед Паша, всю войну служивший в зенитной артиллерии, был вынужден мне рассказать чуть больше потому, что в канун 40-ой годовщины Победы нам в школе дали задание написать сочинение ко Дню Победы. И я в весенние каникулы просто насел на него и потребовал рассказ. Но и тот рассказ был не о подвигах и боях, это был рассказ для внука которому ничего серьезного о войне знать не надо. Например о своем участии в битве за Кавказ дед рассказал примерно так: «Стояли мы на Кавказе. В районе Сухуми. Красота. Море. Фрукты- А как же война?-Ну да постреливали вверх. Что бы немецкие самолеты распугать». А рассказ о том как дед воевал в Польше и вовсе напоминал рассказ о каком то курортном романе: «Девки в Польше были красивые. Сядут на лавочки и ждут когда мы мимо пойдем. А потом кричат «Паша спой!». «Собинов» меня звали».
Рассказ который идет ниже это моя попытка изучения того что же был она самом деле в их фронтовой биографии. Это мой маленький вклад в историю нашей семьи, в историю Великой Войны и в историю страны, которую защищали мои дедушки.

Collapse )